«Наш труд совместный: ты знаешь, что делать, помощники тебя не подведут». Врач анестезиолог-реаниматолог выездной бригады скорой помощи о своей работе

 

Казаков Дмитрий

 

Сегодня мы поздравляем с профессиональным праздником — Всемирным днём анестезиолога-реаниматолога — врачей анестезиологов-реаниматологов и медсестёр-анестезистов. Этим людям лучше не говорить «до свидания», а просто поблагодарить за оказанную помощь. Их отличает специфичное чувство юмора, которое в действительности помогает справляться с душевными переживаниями. И, оказывается, многие из них уже жить не могут без своей работы, без того волнения, которое испытываешь, оживляя, возвращая с того света погибающего человека.

 

Врач анестезиолог-реаниматолог выездной бригады скорой помощи, старший врач станции Дмитрий Казаков присоединяется к поздравлениям своим коллегам и делится мыслями о том, что для него значит профессия врача анестезиолога-реаниматолога и почему так важно благодарить за оказанную помощь наших врачей, фельдшеров, медсестёр. К слову, Дмитрий Александрович недавно отметил личный профессиональный праздник — 3 октября исполнилось 25 лет, как он работает на Пермской станции скорой медицинской помощи.

— Дмитрий Александрович, как давно вы работаете врачом анестезиологом-реаниматологом?

— С 2009 года, но на станцию я пришёл ещё в 1997 году во время учёбы в медакадемии. Устроился на Дзержинскую подстанцию санитаром и прижился там. Днём ходил на учёбу в «школу». Это мы так между собой называли медакадемию. А по вечерам или по выходным работал. Потом я был медбратом выездной бригады, медбратом-анестезистом, врачом-интерном. Получив диплом, стал врачом скорой медицинской помощи. Затем работал врачом-кардиологом специализированной бригады. И в конце концов в 2009 году стал врачом анестезиологом-реаниматологом выездной бригады скорой помощи. Можно сказать, достиг своей цели. Я об этой профессии думал с первого курса. Полгода назад меня пригласили на должность старшего врача (эксперта) станции, но продолжаю совмещать работу на реанимационной бригаде. Без этого я себя уже не представляю. В последний раз ходил в отпуск, так мне через неделю работа сниться стала. Приходишь на подстанцию, и как будто домой возвращаешься. Работа у нас интересная, мне нравится, и даже скучаешь без неё. Иногда (смеётся).

— Правда, что врачей отличает особенное чувство юмора?

— Это так. Мы живём с шуткой по жизни. Без юмора в нашей жизни нельзя. С ним легче и веселее, но люди иной раз наших шуток не понимают. Они им кажутся чёрными, даже циничными. Замечал за собой, что бывает сложно перестроиться на другую манеру общения с людьми, которые не связаны с медициной. Боишься ненароком обидеть их. Поэтому иногда, когда хочется пошутить с посторонними, я сначала думаю, а стоит ли, или лучше подержать в себе, а потом рассказать жене. Она тоже работает на станции скорой помощи — принимает вызовы от населения и передаёт их бригадам. И она-то точно знает, что без юмора нам никак. Так легче проживаются разные тяготы, всё, с чем нам приходится сталкиваться на вызовах — со страданиями людей, их болью и, к сожалению, иногда смертью.

— Можно ли привыкнуть к смерти пациентов?

— Я не смог привыкнуть. Это всегда тяжело. Переживаешь за каждого пациента, который погибает при тебе. Пытаешься сделать всё, что в твоих силах, но, к сожалению, иногда болезни человеческие бывают сильнее нас. Думаешь, как так — человек жил, а ты не смог помочь? Конечно, с течением времени не так ярко переживаешь, как на первых вызовах, но всё равно на душе тяжело. Когда работал на общепрофильной бригаде, то нечасто сталкивался с гибелью людей, а на реанимационной — практически каждую смену. Вызовы нам достаются самые сложные. Мы играем наперегонки со смертью — кто вперёд. И пытаешься «выцарапать» пациента из могилы, чтобы он дальше работал, общался с родственниками, просто жил на этом свете.

— Накладывает ли профессия отпечаток на характер, мироощущение?

— Безусловно влияет. Постоянное столкновение с тяжёлыми, умирающими пациентами накладывает отпечаток на внутренние переживания, и меняется отношение к себе, окружающим, семье. Всю моральную тяжесть ситуаций принимаешь на себя. Приходя домой со смены, не хочешь ни с кем разговаривать, даже видеть никого не хочешь. Нужно обязательно находить отдушину, хобби. Я стараюсь больше общаться с семьёй, с детьми. Иногда занимаюсь спортом, чтобы выпустить пар. В то же время благодаря работе я стал больше ценить семью, окружение, товарищей, родителей, своих учителей. Учиться нам приходится постоянно. Постоянно спрашиваешь опытных коллег, литературу читаешь, анализируешь каждый вызов, как ты оказал помощь. Ну и конечно же, такая работа развивает в нас чувство товарищества, умение положиться друг на друга.

— То есть слаженность коллектива бригады играет большую роль?

— Колоссальную! Наш труд совместный. Врач анестезиолог-реаниматолог — как капитан корабля. Осматривает пациента, определяет, что ему угрожает, решает, какую помощь ему необходимо оказать, и даёт распоряжения своим помощникам — медсёстрам-анестезистам и медбратьям-анестезистам. Медсёстры и медбратья-анестезисты по распоряжению врача выполняют необходимые манипуляции. Потом совместными усилиями доставляем пациента в стационар. Вся работа происходит в команде. Бригада — это единый организм. Когда с людьми работаешь долго, иногда даже слов не надо. Понимаем друг друга по взгляду, с полуслова, по жестам. А это очень важно. У нас каждая ситуация экстренная. Подсказать некому. Максимум можно позвонить старшему врачу, быстро задать вопрос. Но больше надеешься на себя и свою команду. Ты знаешь, что делать, помощники тебя не подведут, водитель отвезёт, куда надо, машина не сломается.

— Вы до сих пор испытываете волнение? Или к этому привыкаешь?

— Каждый день приходишь на работу, всё равно волнуешься. И на вызов едешь — волнуешься, но без этого волнения уже жить не можешь. Возможно, наша работа вызывает какие-то переживания, от которых уже начинаешь зависеть. Получаешь удовлетворение от правильно выполненной работы, от того, что помог кому-то. Иначе зачем вообще работать? Вот попал человек к критическую ситуацию, оказался на грани жизни и смерти, а ты смог спасти его. Потом смотришь, а пациент выписался из больницы, хоть на костылях, но ходит. Благодарит тебя. Такое тоже случается.

— Насколько для вас и других медработников важна благодарность пациентов?

— Невозможно передать, насколько это для нас важно. Чаще прямо на вызове благодарят, но иногда и на улице узнают. Бывало даже — идешь просто прогуляться, присядешь на лавочку, а к тебе вдруг человек подходит и говорит, что ты его спас. Такое мощное вдохновение испытываешь! Как толчок извне получаешь. И на этом эмоциональном подъёме готов всех излечить, всем помочь. Может, это и стимулирует нас работать дальше в скорой помощи.

— Приходится ли вам просить о какой-то помощи на вызове родственников пациента или окружающих людей?

— Самая главная помощь, которую окружающие могут оказать бригаде, — это транспортировать пациента на носилках. Окружающие, родственники, соседи могут помочь нести пациента. Подъезды наших домов, особенно старых, не приспособлены, чтобы носить носилки. Узкие лестницы — туда на каталке никак не заедешь. Современные дома строят так, чтобы можно было завезти каталку в квартиру. Но иногда в самой квартире не проехать, всё заставлено мебелью, вещами. Поэтому нам приходится соседей, родных пациента просить о помощи в транспортировке.

— Как не поддаваться панике, которую могут создавать окружающие?

— Важно понимать, что пациенту в критической ситуации необходим спокойный эмоциональный фон, чтобы его состояние ещё больше не усугубилось. Поэтому мы вежливо просим окружающих вести себя спокойно или покинуть помещение, если они себя не могут держать в руках. Паника мешает работе бригады и к тому же может эмоционально травмировать пострадавшего. Человек, кроме медицинской помощи, нуждается и в психологической поддержке. И, пожалуй, это главная помощь, которую до приезда бригады могут оказать окружающие. Если они владеют навыками оказания первой помощи, это бесценно. Но также важно психологически поддерживать больного. Не покидать его, создавать спокойную обстановку, говорить с ним. Желательно приглушить свет, чтобы человек меньше раздражался. Не шуметь, не обсуждать его состояние — нужно вызвать скорую помощь, чётко ответить на все вопросы диспетчера и ждать бригаду.

— Ваши дети спрашивают вас о работе?

— Да. Спрашивают, какие вызовы были, какую помощь оказал. Сейчас они большие школьники — 4 и 7 классы. А когда были маленькими, я им на ночь на манер сказки рассказывал случаи с вызовов. Так они быстрее засыпали, чем от обычных сказок. Честное слово! Если они в будущем захотят пойти в медицину, я их поддержу, но настаивать не буду. Каждый человек — это отдельная судьба, отдельная личность. И нужно следовать за своими интересами, склонностями, чтобы работа была в радость.

— Дмитрий Александрович, существуют ли какие-то приметы у анестезиологов-реаниматологов? Верите ли вы в них?

— Да, такие приметы есть. Например, если первый вызов к мужчине, то смена пройдёт гладко. Уезжая с подстанции к пациенту, закрывают комнату отдыха на один оборот и не в коем случае не на два. Верим, что если вся бригада наденет перчатки ещё в машине, до того, как приедет к пациенту, то вызов закончится хорошо. Называем эмблему скорой помощи не красным крестом, а красным плюсом. Никогда не желайте сотрудникам бригады спокойной ночи, иначе мы за смену ни разу не присядем, а всё по вызовам будем ездить. Нельзя желать удачной смены и говорить «до встречи» и «до свидания», чтобы снова не встретиться с нами. Лучше просто поблагодарить или промолчать. Кажется средневековьем, но мы стараемся следовать приметам. Может быть, чтобы себя чувствовать увереннее. Ведь наша работа всегда связана с большой ответственностью и риском.

С праздником, коллеги!

 

 

ЛЕКАРСТВА

Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, применяемых при оказании скорой и неотложной медицинской помощи, определён в Приказе Минздрава РФ №36н от 22.01.2016 «Об утверждении требований к комплектации лекарственными препаратами и медицинскими изделиями укладок и наборов для оказания скорой медицинской помощи».

Подробнее о лекарственном обеспечении

БРОСАЙ КУРИТЬ!

Бросай курить

ОБСЛУЖИВАНИЕ ВЫЗОВА

В случае необходимости осуществляется медицинская эвакуация, то есть транспортировка пациента в целях спасения его жизни и сохранения здоровья. Медицинская эвакуация с проведением мероприятий по оказанию медицинской помощи осуществляется выездными бригадами скорой медицинской помощи.

Сопровождение пациента осуществляется с разрешения руководителя выездной бригады.

Узнайте больше о правилах приёма и обслуживания вызова